«Даже чужие дети могут стать своими, если захотеть!»

IMG_2046111

Традиционно в последнее воскресенье ноября отмечается, пожалуй, один из самых тёплых,  наполненных лаской и заботой праздников – День матери. Обычно в преддверии этого дня мы рассказываем о тех, кто своё призвание нашёл в воспитании детей, многодетных матерях. Но в этот раз мы решили поведать о той, кто сумел найти в себе силы и подарить материнскую любовь тем, кто больше всего нуждается в этом – 13 приёмным детям.

 

Екатерина Шаварданидзе и сама родилась в многодетной семье в небольшом селе Алтайского края. Более того, была старшим ребёнком – пока родители работали, на её попечении находились три младших сестры и брат.

- Я выросла в семье обычных сельских тружеников, – вспоминает Екатерина Алексеевна. – Мы жили очень дружно, даже не помню, чтобы дрались или как-то серьёзно ругались. Нас воспитывали в труде, за каждым было закреплены свои обязанности. Я, как старшая, готовила и убирала, младшие присматривали друг за другом, а брат смотрел за хозяйством, как в деревне без скотины-то. Особенно праздники любили, когда всей деревней собирались в клубе или школе, общими силами накрывали столы. Вот так нам и прививалось гостеприимство и человеческая доброта.

Чтобы получить среднее образование, из Алтайского края тогда ещё школьница Катя переехала к тёте в г. Кемерово, так как в родном селе можно было отучиться только 5 классов.

- У папиной сестры не было детей, и она попросила меня отправить к ней, чтобы я нормально школу окончила. А потом я поступила в пищевой техникум, где три года отучилась. В этот период встретила своего первого мужа, с ним переехали в Ленинск-Кузнецкий.

К сожалению, первый брак Екатерины Алексеевны вряд ли можно назвать удачным, несмотря на то, что продлился он целых 18 лет, а в браке родилось две дочери.

- С моим вторым мужем встретились в Ленинске-Кузнецком, – рассказывает Екатерина Алексеевна. – Он очень красиво ухаживал, помню, даже за автобусом бегал, в котором была я. А потом уехали вместе в Узбекистан. Наверное, и сейчас бы жили там, но из-за политической обстановки пришлось вернуться. Мы снова приехали в Алтайский край, в Алейск. А затем муж предложил вернуться на свою малую родину, в Крапивинский район.

 

Первым опекунским опытом Екатерины Алексеевны стала я, корреспондент газеты и её внучка. Так распорядилась судьба, что однажды я приехала в гости к бабушке, а уезжать уже не захотела, и ничего не оставалось, как оформить опеку. А по приезду в 2005 году на новое место жительства – в Крапивинский тогда ещё район – началась история приёмной семьи Шаварданидзе с самого обычного похода в поликлинику.

- Мы с мужем, пока стояли в очереди, обратили внимание на мальчика с перевязанным подбородком, – вспоминает женщина. – Разговорились и с самим парнишкой, и с его сопровождающим. А до этого мы даже не знали, что тут есть детский дом! Вот так у нас и появился Влад. Сначала мы брали его просто на выходные, чтобы ребёнок посмотрел, понравится ему у нас, не понравится, уживёмся ли мы вместе. Но в это время уже потихоньку начали оформлять документы на создание приёмной семьи. Да и сына у нас не было, а хотелось! Процесс, конечно, долгий и сложный, и не всегда известно, увенчаются ли труды успехом. Куча бумаг, медкомиссий, также обучение у психолога, ведь шаг-то непростой – принять в семью уже практически взрослого сформировавшегося человека!

Вот только одним ребёнком ограничиться не получилось – вместе с Владом в семью пришли и ещё две девочки – Люда и Валя.

- Когда мы приехали в очередной раз забрать Владика на выходные, то он привёл ещё девочек, которые просто сказали, что тоже хотят в семью. Вот так в нашей семье одним махом стало четыре ребёнка, вместо одной внучки, – смеётся Екатерина Алексеевна.

К сожалению, не все дети смогли адаптироваться к новым условиям, кто-то выбрал другой путь, вернулся в детский дом. Бывали случаи, когда родители всё-таки вставали на путь исправления, восстанавливали свои права, и радостные ребятишки уезжали к своим родным.

- Я не запрещаю детям общаться с их родителями, – рассказывает Екатерина Алексеевна. – Может, это действительно подтолкнёт их исправиться, ведь так или иначе ребята всегда к ним тянутся, и при всём желании родную мать им заменить я не могу. Тяжело отпускать, соглашусь, прикипаешь к ним. Но я всегда радуюсь, когда семьи воссоединяются!

Последними в семье Екатерины Алексеевны появились дети, которые раньше воспитывались в другой многодетной приёмной семье Зубриковых.

- Мы с Любой всегда дружили, созванивались, – рассказывает женщина. – И когда пожар у них случился, помогали чем могли. А после трагедии, когда сначала Люба умерла, а потом её муж, у меня даже сомнений не возникло, когда отдел опеки попросил взять детей к нам. Сейчас один уже в армии служит, забавно получилось, что в Алейске, городе, где мы жили. Другой, хоть и исполнилось 18, живёт с нами, а младший ещё в школе учится.

Сейчас большая часть подопечных Екатерины Алексеевны уже выпорхнула из родного дома. Кто-то строит свою семью, а кто-то ещё только начинает искать собственный путь в жизни.

- Мы попали в семью вместе с сестрой, – говорит Сергей Львов, один из приёмных детей. – Конечно, лично я очень благодарен, что приняли и воспитывали как своего сына. Держали нас в строгости, но, думаю, благодаря этому я сейчас учусь в пищевом техникуме и планирую получить высшее образование.

- Я уже даже и не помню, как попала к маме и папе, – смеётся Людмила Венидиктова. – Помню, что было радостно, но одновременно и страшно, новые люди всё-таки. Однако я ни разу не пожалела, что так повернулась моя судьба. Люди с большим сердцем, с большой душой, не побоялись взять ответственность. Я такую семью и хотела, если честно, и сейчас, когда уже живу отдельно, то ориентируюсь на ценности, которые нам прививали.

Конечно, воспитание детей – процесс непростой, бывали и сложности. Однако недопонимания удавалось решить, а конфликты – уладить.

- Первые дети до сих пор зовут меня мамой, – смеётся Екатерина Алексеевна. – Шутка ли, 13 лет прошло. Но это был их выбор, я всегда говорила, что они могут звать меня, например, бабой Катей. Мне часто говорили и соседи, и родня, что я ерундой маюсь, зачем мне чужие дети, но я считаю, что и чужие могут стать своими, если захотеть. Зато как здорово, когда на праздники у нас все собираются, всегда шумно. И сердце радуется, что дети всё равно тянутся ко мне.

В 2013 году Екатерина Алексеевна была награждена медалью «За достойное воспитание детей», однако и по сей день считает своих детей главной наградой.

- Наверное, мне повезло, ни про кого из моих детей я не могу сказать что-то плохое, – разводит руками женщина. – Я считаю, что всем мне удалось вложить то, что когда-то воспитывали и во мне – честность, доброту и трудолюбие, умение жить своим умом.

Вот такая необычная история обычной семьи, которая смогла найти в себе силы и подарить детям то, чего волей судьбы они были лишены – дом и тёплые мамины руки.

 

О чём болит сердце матери?

Людмила Савельева:

- Моё сердце, как матери, бабушки и теперь уже прабабушки, конечно же, болит о благополучии детей. Самое главное, чтобы никто не болел, в их здоровье -  моя радость, ведь мои дети, внуки и правнуки – это моё главное богатство!

 

Марина Шепелева:

- В первую очередь, сердце болит о здоровье детей, ведь остальное всё само сделается, перемелется.

 

Нина Безгина:

- Сердце матери болит о здоровье, счастье и удаче своих детей!

 

Любовь Милютина:

- Дети уже взрослые, так что сейчас сердце болит уже о внуках.  У меня два сына, и пока они маленькие были, я сутками на скорой работала, а муж по командировкам, так что всегда переживали, как бы чего не случилось. Но Бог миловал, дети у меня выросли просто замечательными!

 

Елена Першина

Просмотров всего: 310 , сегодня: 1

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

*



шесть − = 4